Anna Lee (Анна Щукина) (ana_lee) wrote,
Anna Lee (Анна Щукина)
ana_lee

Category:

Диктаторы стиля

Сначала их просто не существовало. Потом они появились, но многие годы оставались в тени. Теперь их знают по именам. И наблюдают за ними, чтобы узнать, что будет модным в следующем сезоне, и самое главное - как это будут носить. О тех, кто создает стиль.


Grace Coddington


Lucinda Chambers


Karin Roitfeld


Tina Laakkonen


Текст: Натали Тео

Что было раньше - курица или яйцо? Даже в моде порой возникает этот вопрос. Чем хороши туфли от Gucci? Тем, что сексуальны? Тем, что мелькают на страницах журналов? Или попросту тем, что их носят влиятельные модницы? Вопросы почти риторические. Знаменита ли фотография, потому что знаменит фотограф? Или потому, что знаменит запечатленный на ней персонаж? А может быть, потому, что успела примелькаться настолько, что кажется теперь шедевром? Что бы ни стояло во главе - все в конце концов сводится к людям, которые воплощают наши фантазии, а затем нам же их и продают.

Все началось с фотокамеры. Тридцатые годы были эпохой голливудской роскоши, стиля Дитрих и Гарбо, жемчугов от Chanel и сюрреалистических платьев от Schiaparelli. В то время уже существовали авторитетные редакторы моды и могущественные издатели. Но стиль диктовали прежде всего фотографы. "На съемках он контролировал всё - от нарядов до освещения", - рассказывает о легендарном Хорсте историк фотографии и хранитель фотоархивов Vogue англичанин Робин Мьюр. До начала своего сотрудничества с Vogue в 1935 году Хорст изучал архитектуру. Он был так увлечен классическими формами, что заставлял своих моделей посещать Лувр, изучать скульптуру и имитировать позы, в которых застыли античные статуи. Именно поэтому женщины в его ранних работах словно высечены из мрамора.

 
Хорст П. Хорст/ Horst P. Horst
Немецкий фотограф Хорст П. Хорст был единственным, кто мог похвастаться своей дружбой одновременно с Коко Шанель и Эльзой Скьяпарелли, которые ненавидели друг друга. Из уважения к его таланту они прощали Хорсту то, что он не отдавал предпочтение ни одной из них.

 

В то время как Хорст создавал иллюзии с помощью света и объектива фотокамеры, выпускник Кембриджского университета Сесил Битон строил иллюзии собственными руками: с помощью декораций и подпорок. Моделей он фотографировал на фоне произведений искусства.


Сесил Битон/ Cecil Beaton
После неудачных попыток заняться бизнесом англичанин Сесил Битон был принят на работу в британский Vogue в качестве карикатуриста, но со временем занялся фотографией и вскоре прославился как выдающийся фотопортретист. В 1972 году он был удостоен титула рыцаря своей самой высокопоставленной и знаменитой моделью - королевой Елизаветой II.



Затем мужчин-фотографов у руля индустрии моды сменили женщины-редакторы. Свою первую работу Диана Вриланд получила, когда ей было тридцать лет. Кармел Сноу, главный редактор Harper's Bazaar, увидела в нью-йоркском St. Regis танцующую Вриланд в белом кружевном платье от Chanel, с розами в волосах. Сноу тут же предложила ей поработать в качестве редактора моды. Вриланд никогда не волновалась по поводу точности фактов - она лишь проецировала свое врожденное чувство стиля на публику. "Если ты не знаешь чего-то - ну, милочка, просто выдумай это и молись, чтобы тебе поверили на слово", - учила Вриланд своих коллег. В 1962 году, став главным редактором американского Vogue. она начала с того, что коротко подстриглась и стала носить яркие экстравагантные наряды. Ее успех был во многом определен тем, что она делала ставку на молодость. Вриланд предвидела, что именно молодежь станет в дальнейшем определять стиль и новую культуру. Благодаря ей Vogue помолодел, в нем оказались Мик Джаггер и Beatles, и именно ее идеей было задействовать знаменитостей - барбру Стрейзанд и Шер - в качестве моделей. После того как ее в 1972 году уволили из Vogue, она в течение пятнадцати лет проработала консультантом в музее Metropolitan, где тоже перевернула всё с ног на голову. С тех пор как Вриланд устроила в Metropolitan ретроспективную выставку Дома Balenciaga, в музейном мире всерьез заговорили о моде, к которой раньше относились весьма скептически.


Диана Вриланд/ Diana Vreeland

 CN00035496 CN00031524
Henry Clarke

Подобно тому, как Вриланд воспользовалась бумом молодежной культуры в 60-х и отразила его в сумасшедших съемках, Лиз Тилберис воспользовалась экономическим подъемом 80-х и последовавшим за ним расцветом индустрии моды. Она не была такой яркой личностью, как Вриланд, но ввела в моду элегантную роскошь и сильных женщин. Вспомним хотя бы знаменитый портрет принцессы Дианы в простой черной водолазке, снятый Патриком Демаршелье, или одну из самых известных обложек за всю историю Vogue, на которой вместе запечатлены сразу все топ-модели.


Лиз Тилберис/ Liz Tilberis




Patrick Demarchelier, 1991


Peter Lindbergh, 1990

 


Топ-модели и Питер Линдберг

Мода сегодня превратилась в стиль жизни, а стилисты, которые еще недавно были в тени, - в настоящих законодателей моды. Фотографии Карин Ройтфельд или Люсинды Чеймберз, восседающих в первых рядах на миланских и парижских показах, публикуются рядом с фотографиями моделей на подиумах. Эти дивы от моды наряду с самими дизайнерами диктуют стиль сезона. От них зависит, что мы будем носить.

На показах летних коллекций Haute Couture в Париже публика перешептывалась по поводу белого мехового жакета на стилисте Тине Лаакконен. Всем хотелось знать, что это за вещь. Белый цвет меха подчеркивал ее белоснежные волосы и ясные голубые глаза, но где она его взяла? Похоже на норку. Что же это? На самом деле это была шубка из козлика от Laurel, и если бы кому-нибудь пришло в голову поинтересоваться, то они узнали бы, что продажи шуб из козлика в Laurel после этого подскочили в несколько раз. С чем же связано неожиданное повышение статуса стилистов и редакторов моды?

Сама Тина утверждает, что "всё дело в прессе. Стилисты были всегда, но никто не говорил о них. Теперь мы знаем их в лицо, и каждый из них тот еще персонаж. Возьмите, к примеру, Грейс Коддингтон. Эта женщина тридцать лет работает в моде. Она видела ее историю своими глазами".



 


David Montgomery, Grace Coddington Five Point Cut by Vidal Sassoon, 1964


GRACE CODDINGTON WITH DACHSHUND, BUCKINGHAMSHIRE, 18TH MARCH 1964



 


Grace Coddington front row at Pierre Balmain, Paris Haute Couture, Autumn Winter 1977


Топ-модель Грейс Коддингтон (Grace Coddington), Гамбург, 1967 год.



 

  
 Noble Endeavor (Alexander Mcqueen special)
MODEL: Sasha Pivovarova
PHOTOGRAPHER: David Sims
FASHION EDITOR: Grace Coddington

 

 



Бывшая модель, а теперь творческий директор американского Vogue, Грейс Коддингтон при жизни стала мифом. Она редко появляется на публике, но ее съемке, сделанные в самых невероятных местах и с самыми необычными декорациями, завораживают. Лиз Тилберис, когда-то ассистентка Грейс, а затем главный редактор британского Vogue, называла Коддингтон "enigma" ("загадка") и писала о ней в своей книге No Time to Die: "Она постоянно трансформирует собственный стиль - женственные платье буквально за одну ночь меняются на скульптурные брючные костюмы от Yves Saint Laurent, она обрезает длинные рыжие волосы и перекрашивается в панковский белый цвет. Можете быть уверены, каждое ее перевоплощение даст начало новой тенденции - спустя год все станут подражать ей. Грейс была первой, на ком я увидела шорты, и именно она носила лифчик под полупрозрачной сорочкой из сетки, еще задолго до Мадонны".

В 2002 году Грейс Коддингтон выпустила книгу (Grace: Thirty Years of Fashion at Vogue) с ретроспективой своего творчества - никто из стилистов еще не удостаивался подобной чести.



Карьера другого стилиста, Карин Ройтфельд, развивалась еще более стремительно. Не имея практически никакого представления о работе редактора журнала, она в одночасье возглавила французский Vogue.


Карин Ройтфельд/ Karin Roitfeld

 

"Я работаю с Карин уже десять лет. Непросто найти стилиста, с которым на самом деле можно работать. А когда находишь, то уже не расстаешься. Мы оба помешаны на сексуальности", - говорит фотограф Марио Тестино об этой эффектной женщине в черном, с длинной челкой, закрывающей глаза, на высоких каблуках, матери двоих детей, королеве моды. Вместе с Тестино, который описывает ее стиль как "элегантный, сексуальный и сильный", она участвовала в съемках рекламных кампаний для Gucci, а со Стивеном Майзелом сняла кампанию Yves Saint Laurent. "Мне кажется, что нам с Марио удалось ввести в моду новое отношение к стилю в модной фотографии - это уже не просто демонстрация одежды, это скорее рассказ о девушке. Самое главное - придумать вокруг нее историю, - говорит Ройтфельд. - Мои героини, то, как они одеваются, - это я сама, я могла бы носить большинство этих вещей. Я предпочитаю моделей моего размера. Кейт Мосс, например, - так легче подбирать одежду". Дочь русского эмигранта, она впервые побывала в Москве в 1998 году, вместе с Марио Тестино, чтобы сделать съемку для первого номера русского Vogue. И говорит, что ее бьющая через край энергия компенсируется русской самосозерцательностью.



 

"Образ, который создает Карин, - жесткий и сильный, - говорит Люсинда Чеймберз, директор отдела моды британского Vogue. - Она всегда носит чулки, черный макияж, одну и ту же прическу. Она неизменно очень модная и очень сексуальная. Девушки на ее фотографиях всегда зеркальное отражение ее собственного образа".

У Чеймберз совершенно другой подход к стилю - ее собственные предпочтения никогда не влияют на ее работу в качестве стилиста: "Героини моих съемок - это вовсе не я. Мне нравится наряжать моделей в то, что они сами хотели бы носить. Это школа Vogue и Грейс Коддингтон".


Люсинда Чеймберз/ Lucinda Chambers

Тот же Марио Тестино, который обожает Карин за сексуальность, в Люсинде Чеймберз ценит ее типично английскую эксцентричность. "Я люблю эклектику, мне нравится смешивать vintage с современными вещами, - говорит Люсинда. - Получается очень романтично и при этом остроумно. Веет молодостью".

Чеймберз начала работать в Vogue в качестве незадачливого ассистента кассира и даже не умела тогда печатать на машинке. А в офисе нередко появлялась в самодельной балетной пачке. Потом она стала ассистировать Грейс Коддингтон, но опять была безнадежна - никогда не возвращала одежду вовремя. Все же Чеймберз что-то делала так, как надо, иначе бы не стала директором отдела моды британского Vogue и не работала бы в качестве консультанта в Prada и Marni.

До знакомства Чеймберз и дизайнера Marni Консуэло Кастильоне имя Marni было просто названием дорогой меховой марки. А теперь в нарядах из шкуры пони и в башмаках на деревянной подошве от Marni ходят самые искушенные модницы. "Во время нашей встречи я предложила: "Почему бы не сделать одежду из меха для молодых людей?" Консультируя марку, я вовсе не ставила себе целью перевернуть мир. Я люблю одежду, люблю моду, обожаю старые вещи и яркие цвета. Когда речь идет о Marni, ты просто влюбляешься в их вещи, и это не имеет к модным тенденциям никакого отношения. Эти вещи живут вечно".

Люсинда - перфекционистка, она говорит, что ее любимая съемка еще впереди. "Это словно писать картину, когда тебя посетила муза. К тому же за это платят деньги. Это и есть счастье".


Ellen von Ubwerth


Nick Knight


Arthur Elgort

Для Тины Лаакконен это тоже счастье. Когда-то она работала моделью в Chanel, а потом стала младшим редактором моды в британском Vogue (причем до этого ни разу не стилизовала). Теперь она работает для японского Vogue и консультирует марки Loewe, Clements Ribeiro. Стилизовать для нее - словно играть в куклы, со своими Барби она рассталась лишь в четырнадцать лет. "Ты думаешь о том, где она спит, что наденет. Мои съемки кажутся мне такими разными, но когда я заглядываю в собственное портфолио, то меня шокирует их схожесть, - рассказывает Лаакконен. - На самом деле замечательно, когда получаешь задание снять вещи, которые не соответствуют твоему вкусу, и тебе удается сделать их "своими"".



 
Тина Лаакконен/ Tina Laakkonen

Ее аксессуарные съемки с Реймондом Мейером стали легендой: "Людям кажется, что мы единое целое. Мы как престарелая семейная пара". Ее стилю подражать непросто, хотя некоторые характерные черты проявляются в работах молодых стилистов, которые начинали ее ассистентами. Школа Тины Лаакконен - особая: дорогой кожаный ежедневник черного цвета, книга с контактными телефонами и адресами пресс-офисов, аккуратный почерк. Ее учеников видно за километр. Даниэла Паудиче ( в прошлом директор отдела моды русского Vogue) рассказывает: "Ее педантичность не знает границ. Если ты не пишешь так, как она, если не вырезаешь картинки того же размера и не наклеиваешь их так же симметрично, как она, то Тина заставит всё переделать".

У нее белые волосы и голубые глаза, ее любимый цвет - черный, она обожает Yves Saint Laurent, а классика для нее - это Comme des Garcons. "Замечательно, когда ты можешь выражать себя через одежду, точнее через манеру одеваться. Вот почему я завидую таким людям, как Изабелла Блоу. Ведь она всегда жила собственными фантазиями. К сожалению, мне не удается серьезно заняться своим гардеробом, потому что много путешествую". Любимая фотосессия Тины - с Юргеном Теллером в Карелии, откуда она сама родом: "Это воспоминания о моем детстве, и когда я смотрю на нее, всегда становится немного грустно". Другая - с Паоло Роверси, в Лапландии. Ее первая съемка для Vogue была на Гавайях. Тогда чуть не случилась настоящая катастрофа. По пути фотограф подхватил пневмонию, а там их ждал непрекращающийся ливень. "У меня был выбор - или закончить нервным срывом, или не обращать внимание". В другой раз, на Бали, Тина была так плоха, что у нее были галлюцинации (!), и она руководила съемкой, лежа в постели в гостинице.

"Dark Allure"
Photo: Hans Feurer
Styling: Tina Laakkonen
Vogue China July 2008

 

 



 

 

 

“A Matter of Shape”
Photographer: Liz Collins
Fashion Editor: Tina Laakkonen
Magazine: Vogue China October 2008

 

 
 

 



 The NY Times T Style Magazine Women's Fall Fashion : Abbie Cornish by Raymond Meier
Photographed by Raymond Meier
Stylist: Tina Laakkonen

  

 



Photographed by Raymond Meier
Stylist: Tina Laakkonen

 
 

 

 


Получится ли съемка моды - это зависит от умения стилиста приспособиться к любым условиям, быть подобным хамелеону. Совсем не важно, создают ли они образы, стоя у камеры, руководят ли командой как редакторы моды или стилисты, которые предугадывают новые тенденции.

Эти волшебники и волшебницы материализуют собственные фантазии из ничего: из фотовспышек, которые не вспыхивают вовремя, и из моделей, которые только и умеют, что закатывать предменструальные истерики своим бойфрендам. Из смерча, когда метеорологи обещали "солнечно и сухо", и из бюджета, на который можно разве что сходить  в McDonald's. Эти гении от моды могут создавать красоту из воздуха. Просто так. Из любви к искусству.

Ссылки:

Stylist: The Interpreters of Fashion - Sarah Mower



TO BE CONTINUED

Tags: style icons
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments