Anna Lee (Анна Щукина) (ana_lee) wrote,
Anna Lee (Анна Щукина)
ana_lee

Categories:

Люся...


12.11.1935 - 30.03.2011

"Я живу и работаю для вас, – говорила Людмила Марковна. – Когда я в кадре, я предощущаю, как вы улыбнетесь или заплачете, глядя на экран. Когда я выхожу на сцену и слышу ваши аплодисменты – это для меня как взлет в небо, как взмах крыльев"...

Когда в стране не было самого понятия "суперзвезда", была она, Людмила Гурченко. Словно сошедшая с глянцевой обложки, которых тоже не было. Миллионы поклонников и 300 писем в день. Она взлетела на Олимп за пять минут. Студентка ВГИКа с экрана вдруг как-то по-особенному улыбнулась стране. Впрочем, ее первая главная роль обернулась началом конца: актрису обвиняли в несерьезности, ее практически перестали снимать, ее будто и не замечали. Как напишет позже Людмила Гурченко, "годы эпизодов закалили". Она признавалась, что заставила себя не сломаться, быть готовой всегда к самому главному слову – "мотор". Универсальная актриса – про нее говорили, что она может все: и мюзикл, и драму, и в перьях, и в мини, на каблуках, и в бигуди. Или вдруг почти без грима, не просто споет – проживет те, самые важные военные песни...







"Семьдесят пять лет пролетели как пять минут и пять вечеров. Весть о смерти Людмилы Гурченко, полгода назад отметившей почтенный юбилей, но выглядевшей хрупкой дивой без возраста, поразила ее многочисленных поклонников. Им трудно поверить, что танец этой удивительной женщины с осиной талией может прерваться. Хочется сказать: она прожила свою жизнь, танцуя. Если бы на самом деле танцу и песне досталось в ней совсем не такое большое место, как драмам, страданиям, борьбе и труду.

Появившись в "Карнавальной ночи" и "Девушке с гитарой", мигрантка из Харькова, выпускница вгиковской мастерской Сергея Герасимова и Тамары Макаровой открыла эпоху несколько запоздалого и экзотичного советского маньеризма, пришедшего на смену сталинскому ампиру. Феерическая Гурченко стала "священным чудовищем" жанрового, музыкального кино, сменив Любовь Орлову и наделив этот тип демократичными человеческими чертами, востребованными во времена хрущевской оттепели. Своими героическими усилиями актриса пронесла на своих плечах этот легкомысленный жанр, столь мало приспособленный для советских реалий, через полвека, включая "Соломенную шляпку", "Мою морячку", "Старые песни о главном", телевизионные бенефисы и множество концертных телепрограмм.

А ведь при этом всегда существовала и другая Гурченко — актриса остро драматическая, склонная к художественному психоанализу, бесстрашно, в ущерб внешнему лоску, проникающая в женскую сущность своих героинь на сцене и перед камерой. Здесь выстраивается другой ряд фильмов — от "Рабочего поселка" до "Сибириады", от "Полетов во сне и наяву" до "Вокзала для двоих". Гурченко создала на экране собственный, абсолютно индивидуальный тип ретро-женщины, который великолепно варьируется в "Семейной мелодраме" и "Второй попытке Виктора Крохина", в "Двадцати днях без войны" и "Пяти вечерах". Даже среди вышколенных голливудских профи не так много найдется актрис, способных блистать в столь широком жанровом диапазоне.

Однако счастливой ее судьбу можно признать лишь в горемычном советском смысле: слава у нее была всенародной, а гонорары и условия жизни "как у всех". Вот почему в ее устах не коробила вечная российская присказка: "Только бы не было войны". Если бы актриса такого масштаба работала в крупной зарубежной киноиндустрии, она могла бы потеснить и Элизабет Тейлор, и Джину Лоллобриджиду, и Жанну Моро. Львиной долей своего успеха Гурченко обязана собственному незаурядному характеру и упрямству. Она не раз исчезала из кинематографа в самый разгар славы и появлялась вновь в тот момент, когда от нее ничего нового вроде уже не ждали. Почти покинув экран в образе юной и наивной девушки, вернулась в облике многоопытной, утомленной, но никогда не сдающейся женщины.

Еще больше смелости и дерзости, иногда на грани фола, потребовалось от нее в ранге звезды первой величины. Будучи всегда узнаваемой в своем фирменном, эксцентричном стиле игры, Гурченко проявляла редкую для знаменитой актрисы склонность к эксперименту, а иногда и к вызову и эпатажу: последним таким вызовом стал ее режиссерский дебют — фильм "Пестрые сумерки", к которому она сама написала музыку, сама сыграла главную роль и сама спела.

Соединяя вопреки канонам бравурные и лирические краски, решительно смешивая жанры и стили, сражаясь с возрастом и неизбежной смертью, она стала первой актрисой постклассической эпохи." - Андрей Плахов








































 




















 


Кадр из фильма "Балтийское небо" (1960)

  

 



 





ОБЛОЖКИ

 





 



 

 

 

 

 

 

 







 

 


Двадцать дней без войны (1976)




Рецепт её молодости (1983)


Соломенная шляпка (1974)


С Андреем Мироновым в фильме "Соломенная шляпка" (1974)


Ма-ма (1976)



 




Вокзал для двоих (1982)








Фотохудожник Игорь Гневашев





























Фотосессия для журнала «ELLE», декабрь 2004 г. 
фотограф Егор Заика












"Людмила Гурченко. Бенефис", май 2002. Фотограф: Влад Локтев

 

 


Фотосессия Людмилы Гурченко для журнала «СПБ.СОБАКА.РУ 
февраль, 2008









 

 






фотограф Василий Кудрявцев 
для журнала «Атмосфера», декабрь 2003











 


by Snowdon




О профессии и работе над ролью:
«Сначала это ворох восхищенных интонаций, неосознанных обрывков услышанного. Короче, сразу одеваешься в роль. Приходишь в такое возбуждение, испытываешь такой замечательный эмоциональный подъем! Ну что за профессия такая распрекрасная! А потом вдруг трезвеешь».

 «Аплодисменты дают тебе крылья. Аплодисменты жидкие их убирают. Когда слышишь стук собственных каблуков – провал. Если я стучу и не слышу ничего – это прекрасно».

«Кино – это моя жизнь. Когда я вхожу в маленький задымленный павильон, где ничего не видно на расстоянии вытянутой руки, где пахнет смесью дыма, опилок и клея, понимаю: вот он – рай!».

«Самоконтроль – это вообще одно из самых главных, я считаю, для человека, тем более, актера, тем более, нашей профессии, где можно выйти из берегов, за флажки прыгнуть».

 «Талант очень зависит от того, что с ним сделают люди. Люди - разные: можно так кольнуть человека, тем более беспомощного».

 «Я консервативный человек. И, например, всеми хваленый "Аватар" для меня смешон, не более. Смотреть в очках на каких-то хвостатых уродов с желтыми глазами - только время терять».

«Но реальность складывается так, что таланты у нас не востребованы. Кому он нужен этот талант?».

«Не забывайте, что я - актриса! Если хотите, чтобы я загАварила с вами по-мАсковски, то пАжалуйста. Но не мое это. Говорю, как говорю. Все принимают меня такой, какая я есть. Это тоже победа. Личная».

О любви и мужчинах:
"У меня всю жизнь одна большая любовь, только объекты разные".

«Не спрашивайте меня о будущем. Я просто живу с достоинством и решаю проблемы по мере их поступления. А если кто меня обидит – будет иметь дело с моим мужем».

«Половина жизни позади, а тоска по мужской ласке и желание просто прижаться к крепкому плечу, так и не реализованы».

«Не люблю совсем уж назойливых! Когда руки начинают лапать и целовать. Тьфу!».

«Мне никогда не удавалось влюбиться в богатого человека. Я без чувств не могу, а если их нет, то и насиловать себя не надо! Если попадался кто-нибудь настырный, то я так отвечала ему взглядом, что он отлетал на несколько метров».

«Если мой любимый человек мне изменяет, значит, считает меня ничтожеством, а если я ничтожество, значит, он тоже ничтожество, потому что он меня выбрал. В таких случаях я просто уходила... навсегда».

О жизни:

«Плюют в спину – иду вперед».

«ЕБЖ – если буду жива».

«Считаю, что учить других можно не нотациями, а только собственным примером».

«Вот тут я уже поняла, что такое и одиночество, и что такое, когда тебя ох, ах. А потом отворачиваются».

«Слово «счастье» похоже на «сейчас», а потому оно не может быть чем-то постоянным».

«Что такое счастье. На разных этапах жизни счастье – это влюблена, имею успех, нравится, я нравлюсь, я то, то, все такое. А потом счастье, когда ты уходишь из дома на любимую свою работу, любимее и радостнее ничего в жизни нет. И усталая, измученная, отдавшая все потенциальному зрителю, который придет через какое-то время в кинотеатр, ты идешь, бежишь домой, потому что там счастье, там тепло, там радость, там тебя ждут».

«Возраст - это когда один за другим уходят твои друзья, коллеги...».

«Меня запомнили по "Карнавальной ночи" - жизнерадостной, веселой. Я пришла на экран счастливой и оптимистичной! Мне казалось: ничто меня не сможет сломать, я обязательно прорвусь! И депрессия никогда меня не коснется. Но этого человека из моих ранних фильмов больше нет» .

«Но я с юности привыкла тянуть тяжелый камень из колодца. Подниму его, а он опять норовит вниз... Это со стороны я смотрюсь эдакой веселой, вечной счастливицей и всегда в хорошем настроении. Я понимаю, что люди именно этого от меня и ждут. Но я не помню даже трех недель в своей жизни, когда могла расслабиться».


О детстве:
«Я в детстве бегала вокруг горы замерзших трупов, играла. На моих глазах из проруби вытаскивали покойника и продолжали брать воду – приспособились, привыкли…».

«Песни и мелодии я всегда схватывала на лету. Я их чисто пела, еще не научившись говорить» (В своей первой книге «Мое взрослое детство», опубликованной в 1983 году)


О женщинах: 
«Нельзя быть женщиной по команде режиссера: "Будьте женщиной!" Да хоть ты в трусах выйди - все равно ты не женщина. А можно закутаться в паранджу по самые уши - а зал будет все равно трясти, потому что вышла - женщина! Особое существо!»

«В этой профессии (материнстве) потери не наверстаешь»

«Женский организм — это вам не гармонь: потолстею — похудею, потолстею — похудею…Надо держать себя в руках. Я до сих пор помещаюсь в одежды, в которых снималась у Рязанова в «Карнавальной ночи»

«Когда я была в подходящем для экстравагантности образе, страна была — «коммунизм плюс электрификация всей страны». Нельзя было ничего. А сегодня можно! Но все равно, обязательно найдется тот, кто скажет, что Гурченко опять что-то не то надела»

«...Правильное питание? Перед интервью вот съела большую булку с маслом. Это моя любимая еда с детства. Холестерин? Понятия не имею».

«Наверное, дело в том, что в какие-то моменты у женщин полностью отключается голова. И тогда диктовать поступки начинает другая часть тела»




Мое взрослое детство - аудиокнига (2010)

ССЫЛКИ:

http://gurchenko.ru/

Дочь солдата никогда не плачет - интервью 2001

Фильмография

Tags: cinema, in memoriam, актрисы, дивы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments