Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Вечно молодая София Лорен

В ее жизни было всё, о чем может мечтать женщина: красота, успех, счастливая семья, роли более чем в 80-ти фильмах, две премии «Оскар» и звание «сокровище мирового кинематографа».

102 

21525_sophialoren003 

Ее имя София - означает «мудрость». «Я родилась на свет мудрой, - говорит она, - мудрой в обращении с людьми и с самой собой. При рождении мне были даны два великих преимущества: ум и нищета».

20 сентября исполнилось 75 лет Софии Лорен – итальянской актрисе, одной из самых красивых женщин двадцатого столетия.


Collapse )

Вильгельмина Завоевательница

- Я хочу стать лучшим в мире мясником, - сказала о себе Гертруда Беменбург в 1943 году. Но четырехлетняя девочка выросла и стала Вильгельминой (Wilhelmina), величайшей американской моделью 1960-х. Она могла бы быть гораздо счастливее - и прожить дольше, - если бы осуществила свою детскую мечту.









Она была последней звездой эпохи кутюрье в модельном бизнесе, самым дорогим лицом своего времени. 255 раз она появлялась на журнальных обложках, из которых рекордные 28 раз на обложке американского Vogue. И в своей второй карьере, совладелицы и президента агентства «Wilhelmina Models», она в последний раз появилась на обложке за четыре месяца до смерти; ее фотография иллюстрировала статью о яростной конкуренции в модельном бизнесе.

Collapse )

Veruschka von Lehndorff: босоногая графиня

Она на десять лет старше Твигги, и на тридцать пять – Кейт Мосс. В эпоху, когда слово «супермодель» звучит анахронизмом, самое время вспомнить о той, которая была самой первой из них. Графиня Вера Готтлиб Анна фон Лендорфф, или просто Верушка.



Она дружила с Сальвадором Дали, Эйлин Форд и Дианой Вриланд, получала десять тысяч долларов за выход и «служила музой» самых знаменитых дизайнеров, от Ив-Сен Лорана до Пако Рабанна. За десятилетие модельной карьеры у Верушки скопилось больше восьмисот журнальных обложек, из них, по меньшей мере одиннадцать – обложек Vogue. В фэшн-мире это приравнивается к одиннадцати «Оскарам», но Вера фон Лендорфф оставила свой след и в кино тоже: ее пятиминутное появление в фильме Антониони «Фотоувеличение» (она входит в кадр со словами «А вот и я») было признано самой сексуальной сценой в истории кинематографа.

Ее именем называют модные магазины, у косметического брэнда MAC есть губная помада «Верушка», поп-группа Suedes поместила ее фото на обложку своего альбома… Во всем мире Верушку считают легендой – тем более удивительно, что эта легенда еще жива. И не только жива, но полна сил и творческих планов. В следующем году Верушке исполняется семьдесят. Она живет в Бруклине, со своим любовником, музыкантом Мишей Вашке, и с восемью кошками. Каждое утро Верушка надевает темные очки, садится на велосипед и отправляется на прогулку по окрестностям – «за вдохновением». Она – художница, причем художница авангардная, которая рисует красками, но вместо полотна использует собственное тело.







Collapse )

50-е: отчаянные домохозяйки

50-е годы стали последним великим десятилетием высокой моды. С тех пор она "возлежит на одре": ни жива, ни мертва. Ни до ни после не существовало столько независимых модельеров. Они приобрели такое значение, что их эксклюзивные и экстравагантные идеи могли влиять на моду для широких масс. Прежде всего, это Кристиан Диор, создавший в 1947 году New Look. Самому ему оно вскоре наскучило, отчего каждые полгода он пропагандировал новый силуэт. Но New Look давно стал самостоятельным и продолжал жить и без Диора.




 


Просто пришло время крутого поворота в моде. После скудной, бедной одежды военного времени женщины мечтали о мягких силуэтах и расточительном изобилии тканей, даже вопреки здравому смыслу. Конечно, правы были критики, которые находили, что это излишне  и даже бессовестно, производить платье стоимостью 40 тысяч франков, в то время как большинство женщин не могут купить даже молока для своих голодных детей. А феминистки, такие как английский депутат парламента Мэйбл Райдилг, сразу же признали, что новый силуэт не несет никакого прогресса: "Новый облик напоминает птичку в золотой клетке".

Collapse )

Джин по прозвищу Креветка

Новое поколение меняло стиль не только в Лондоне, но и по всему миру. Проигрывающая Harper's Bazaar компания Conde Nast, много лет принадлежавшая британским финансистам, а потом проданная британскому же владельцу таблоидов, теряла полмиллиона долларов в год. В 1959-м ее вновь продали американскому издателю Ньюхаузу. Вскоре после этого он купил старейшее журнальное издательство в Америке, Street & Smith. Ньюхауз объединил выпускавшийся этим издательством журнал Charm с Glamour Конде Наста, чтобы урезать расходы и избежать конкуренции, но продолжал издавать Mademoiselle, поскольку у этого журнала была другая аудитория.







В 1962 году Александр Либерман получил повышение, став главным редактором всех журналов концерна Conde Nast. На новом посту он первым делом переманил из Harper's Bazaar Диану Вриланд. Вриланд стала главным редактором в январе 1963-го, сменив неповоротливую преемницу Эдны Чейз Джессику Дейвс, которая до последнего боролась с нововведениями Вриланд.

Collapse )

Ураган по имени Лола

Судьба этой женщины — сплошь коллизия. Подобно вихрю, она пронеслась по пяти континентам, едва не стала королевой и умерла в бедняцкой каморке. Определенно над ней тяготел рок — ее поклонники погибали один за другим, и сама она так и не узнала счастья в любви. Ее слава гремела повсюду, а сегодня от нее остались только пара нечетких фото, полные вымыслов мемуары и горделивая фраза: «Лола берет все, что она хочет».

Photobucket

Photobucket

"When you met Lola Montez, her reputation
made you automatically think of bedrooms."

—Aldous Huxley.

Collapse )

Трумен Капоте: гадкий утенок

Сияние славы и богатства, высшее общество - всё это было для писателя Трумена Капоте горьким и желанным медом, и не зря о его жизни говорят: "печальный перечень побед". Его музы, светские красавицы, которых он называл своими "лебедушками", помогли гадкому утенку вознестись на небеса. Чтобы потом сбросить его на землю.

Photobucket 

Photobucket

  
       

Collapse )

Колетт: театральный роман

Эта женщина меньше всего напоминает маститого классика литературы, но именно ей из всех француженок, бравших когда-либо в руки перо, отведено это почетное место. В компании со знаменитыми подругами по ремеслу — Маргаритой Наваррской, Мари Мадлен де Лафайет, госпожами де Сталь и Жорж Санд, Сидони-Габриэль Колетт уверенно лидирует. Ее романы, захватившие читателя на заре XX века, по сей день оставляют его все в том же плену. И это неудивительно: Сидони Колетт удалось невероятно трудное — писать не по-писательски. Этот ее редчайший дар отмечал старейшина французской литературы Ролан Доржалес: «К счастью для читателя, Колетт рано поняла, что высшая изысканность в простоте».

Photobucket

Photobucket

«Не принадлежав ни одной из литературных школ, сбежав от них, как сбегают из школы ребята, она всем этим школам утерла нос», — писал о Сидони Колетт Жан Кокто. Кажется, самым легким из всего, чем она занималась в своей жизни, оказалось именно писательство. Однажды Колетт воскликнула: «Какая у меня была прекрасная жизнь! Жаль только, что я не поняла этого раньше». Представим ее совсем молоденькой, чтобы стали ясны истоки этого ее непонимания.

Collapse )

Татьяна Яковлева-Либерман: дикарка

Уехав из России во времена великих потрясений, Татьяна Яковлева-Либерман сумела стать законодательницей мод Нового Света. Каково было окружающим жить в мире, созданном этой сильной женщиной?




Татьяна Либерман и Кристиан Диор, 1950
фото via rina_ann

Вспоминает дочь Татьяны Франсин дю Плесси-Грей.

"По словам матушки, мы - прямые потомки Чингизхана. Объясняла она это так: "Я простая русская женщина - на 7/8, а на 1/8 - знаменитых татарских кровей". И тут следовало перечисление именитых предков: Кублан Хан, Тамерлан и великий монарх Могол, царь бабуров, от любимой киргизской наложницы которой и произошла моя пра-прабабушка...

Collapse )