Category: искусство

Они готовят и рисуют

Если вы любите готовить и умеете рисовать, то вам на сайт They Draw & Cook. Хотя настоящее удовольствие от разглядывания иллюстраций рецептов художников со всего мира можно получить и не обладая ни одним из вышеперечисленных талантов. Причудливые рисунки, обилие рецептов, кулинарная "рулетка" - скучать точно не придется! Основатели коллективного арт-кулинарного блога – Нэйт Падавик (Nate Padavick) и Салли Суинделл (Salli Swindell), брат и сестра, десять лет проработавшие в дизайн-студии Studio CCC. Поиск на сайте устроен не просто по ингредиентам и блюдам, но и с учетом художественного стиля. Можно выбрать, например, рецепты с персонажами, рецепты с красивыми и оригинальными шрифтами,  в стиле модерн, просто забавные, смешные. 











далееCollapse )

Хрупкое очарование Lalique

Лалик - властелин стекла/ Lalique. L'Homme de verre
Документальный фильм (Франция, 2004)
Режисёры: Алекси Лорка, Клод Тере.



Рене Лалик – великолепный ювелир, мастер золотого и серебряного дела, прекрасный рисовальщик, блестящий стилист, дизайнер и мэтр художественного стекла – принадлежит к плеяде лучших художников своего времени. Его творения еще при жизни стали классикой XX столетия.




Рене Лалик (Rene Lalique)



О Рене Лалике до сих пор говорят только в превосходной степени. Разносторонность его таланта поражает: он был уникальным дизайнером и искушенным предпринимателем, изысканным ювелиром и тончайшим мастером художественного стеклоделия. Его без преувеличения можно назвать революционером ювелирного искусства. Он являлся смелым экспериментатором в работе с цветными камнями, эмалями и различными сплавами металлов. В истории ювелирного искусства имя Рене Лалика стоит в одном ряду с прославленным российским мастером Карлом Фаберже, знаменитыми французскими ювелирами Фредериком Бушероном и Луи Франсуа Картье, известным американским художником и дизайнером Луи Тиффани.

далееCollapse )

Мода как искусство. Эссе Теофиля Готье. (1858)

Французский писатель Теофиль Готье был неравнодушен к моде и в молодости прославился своим розовым шелковым жилетом, которым эпатировал консервативную публику на премьере «Эрнани».


Теофиль Готье. Фото Надара.

В 1858 году Теофиль Готье опубликовал небольшую статью «Мода как искусство», свидетельствующую о его тонком понимании костюма. Сторонник «чистого искусства», он здесь стал теоретиком одежд и тканей, усмотрев в этих донельзя конкретных материях симптомы жизненно важных для XIX века перемен. Продолжая традицию Бальзака и Барбе д'Оревильи и предвосхищая бодлеровские очерки о денди, Готье размышляет о том, как модный туалет служит одновременно и для сходства, и для различия между людьми. Но как позднего романтика его не радует воцарение черного цвета в мужском костюме. Ностальгируя по разноцветным одеждам минувших лет, он видит в черном фраке символ траура и унылой монотонности, триумф униформы. В женских модах Готье, напротив, заметил интересную игру эстетических возможностей. Дамские вечерние декольтированные туалеты для него - скрытая отсылка к классике, к «древнему Олимпийскому этикету», когда богини изображались с обнаженными плечами и открытой грудью. Кринолины тоже, по мнению Готье, могут восприниматься как пьедесталы к античным статуям, как поясное изображение красавицы. В этом желании вновь вернуть и ощутить «нагую моду» начала века он стремится исподволь возродить романтическое переживание телесности. И хотя нагота для него абстрактна и универсальна, в самой форме современного обнаженного тела он проницательно чувствует следы снятой одежды — об этой исторической изменчивости наготы сейчас написаны интереснейшие работы.

«L'habit est la forme visible de l'homme» - «Костюм - это видимая форма человека» - сказано в тексте Готье. Пожалуй, Готье удалось сделать очень трудную вещь - разглядеть и не исказить смысл этих «видимых форм».



далееCollapse )

Norman Parkinson: харизматичный эксцентрик

Норман Паркинсон (Norman Parkinson) был неисправимым романтиком. Он твердо верил, что фотография не является искусством. Он советовал молодым фотографам "делать свои снимки так, чтобы они были полны радости, солнечного света, излучали счастье и выглядели соблазнительно". Хотя из такой рекомендации может возникнуть впечатление, что мастер не считал, что его "ремесло" имеет особо широкие возможности, тем не менее его собственный талант никак не назовешь ограниченным. На протяжении ряда десятилетий Паркинсон оставался одним из самых выдающихся британских фотографов в области портрета и моды. 


NORMAN PARKINSON, 1960












Tiered Evening Dress, March, 1951



* "A photographer without a magazine behind him is like a farmer without fields."
* "I like to make people look as good as they‘d like to look, and with luck, a shade better."
* "The camera can be the most deadly weapon since the assassin‘s bullet. Or it can be the lotion of the heart."
Norman Parkinson

далееCollapse )

Antonio Lopez: Pied Piper of fashion

  "In the world of illustration, his contribution is superior to the efforts of all other fashion artists of his era."
Karl Lagerfeld



Иллюстрация, являясь концепцией презентации дизайнерских работ в журналах и альбомах, занимает отдельное место в мире моды. Неоднократно вытесняясь фотографией, она развивалась с новыми именами.

Антонио Лопес (Antonio Lopez) составил яркую часть истории «модной» иллюстрации, не только участвуя в простом отражении духа времени, но и в создании этого духа. Вместе с Энди Уорхолом и Карлом Лагерфельдом он был создателем стиля 70-х и поп-арта в «модной» графике.




Valentino 1973





 


 "Меня всегда вдохновляли люди. Люди - это то, что я люблю."
Антонио Лопез

далееCollapse )

Сесил Битон: истинный денди

Хрупкая и печальная Одри Хепберн в костюме прекрасной цветочницы. Молодой бог Джонни Вайсмюллер в декорациях "Тарзана". Будущая королева Елизавета II в образе сказочной принцессы. А рядом – маленькая и трогательная Эйлин Данн, жертва бомбежек, на кроватке в детском госпитале. Чуть поодаль персонажи свингующего Лондона, знаменитые тусовщики шестидесятых: бунтарка Твигги в крохотном желтом платьице, Rolling Stones и Мик Джаггер, Люсьен Фрейд, Фрэнсис Бэкон.

Сесил Битон (Cecil Beaton) – любимейший британцами персонаж, один из героев нации. Англичане говорят о своей любви к нему с некоторым недоумением, как бы слегка извиняющимся тоном, какой они обычно употребляют для признаний в любви к летающему цирку Монти Пайтона или глупым выходкам мистера Бина. Как и они, фотограф – одновременно дитя традиции и ниспровергатель устоев британской нации. Его ценят  за изящество и талант, тщательно закрывая глаза на менее приглядные его черты. Он к тому же знаменитый дизайнер и художник, придумавший костюмы и декорации к самым известным театральным постановкам и кинофильмам вроде "Моей прекрасной леди". Денди и эстет в духе Оскара Уайльда, известный едкими высказываниями о своих знаменитых моделях и жизни в целом. Ветреный субъект, сделавший свою личную жизнь всеобщим достоянием: кто сейчас не знает о том, что Сесил Битон предпочитал мужчин, но при этом годами ухаживал за Гретой Гарбо, которая стойко отвергала все его предложения руки и сердца. 

 

 
Cecil Beaton, Hollywood, 1932

далееCollapse )

Правильные девушки Райта

Британский иллюстратор Дэвид Райт (David Wright) создал незабываемую серию "Lovelies" ("Красотки") во время Второй Мировой войны. Его игривые прелестницы украшали каждую солдатскую спальню... 

gallery-ru-7796709.jpg

gallery-ru-7796620.jpg 
 
gallery-ru-7796570.jpg 

Эрте: ловец снов

"Это единственный художник двадцатого века, оказавший сильнейшее влияние на моду"... "Лучший иллюстратор моды и театральный дизайнер начала столетия", - говорили об Эрте, человеке необыкновенной судьбы, прожившем почти целый век.





Его творчество не принадлежало ни к одной школе и ни одному направлению. Сам Эрте однажды признался: "Мои произведения вообще не имеют отношения к реализму, они воплощение моих снов". Эрте был индивидуалистом, художником до мозга костей и не признавал ни малейшего вмешательства в свое творчество. Бесконечная фантазия, филигранный рисунок, мастерство в построении композиции и удивительное чувство цвета привлекали к Эрте многих законодателей  мира моды. Не преклоняться перед его мастерством и виртуозностью было невозможно. Его аллегорические фантазии, его сказочные и мифологические мотивы до сих пор потрясают воображение поклонников и почитателей его таланта. Возможно, тайна его невероятного успеха кроется в том, что всю свою долгую жизнь Эрте делал только то, что действительно хотел делать: воплощал в рисунках свои сны.

далееCollapse )

Жанлу Сьефф / Jeanloup Sieff: чёрно-белый маг

На классический вопрос, как случилось, что он стал заниматься именно фотографией, Жанлу Сьефф приводит слова христианского писателя-журналиста Анри Фроссара. Тот на вопрос, как он стал верующим, уверенно ответил: “Как только вошёл в церковь, - и добавил - к счастью, это была не железнодорожная станция. А то стал бы машинистом!” “Хорошая иллюстрация к тому, как может сложиться судьба, начавшись порой при самых неожиданных обстоятельствах”, - говорит маэстро.

Photobucket
Жанлу Сьефф

 
  

далееCollapse )

Тим Уокер: просто волшебник

В фотографии для него нет невозможного.
Сложно поверить, что он не использует никаких сверхновых технологий - только фантазия и смелость.



Однажды в британском Vogue 2004 года на тридцати восьми страницах рождественского номера случилось чудо: фото сессия «Модная пантомима&raquo. Вот список всего необходимого для этой съемки: 80 белых кроликов, 20 балерин, 17 гусей, 250 страусовых яиц, покрытых золотом, коробка с гигантскими пластиковыми руками, комната, полная белых зонтов, 20 рождественских елок, маскарадный костюм волка с головой и лапами, огромная тыква, имитация серебряных доспехов, сотни арабских масляных ламп и бесчисленное количество платьев, костюмов и балетных пачек. И еще винтажный «роллс-ройс», который команда Vogue купила, решив, что это дешевле, чем брать напрокат и потом над ним дрожать. Вдохновителем всего этого был фотограф Тим Уокер, который прямо признается, что его амбиции практически не знают предела: «Ведь суть Vogue - в фантазии, а мода - это своего рода пантомима ... »



 

далееCollapse )

Витторио Гассман: Немецкий князь итальянского кино

Вечный «матадор» Витторио Гассман в начале своей творческой карьеры сражал сердца искушенных театралов. Позже его прозвали «Роковой мужчина итальянского кино». Однако таким амплуа актер не был доволен. Свое место в кино он определил уже в зрелом возрасте. Тогда на Апеннинах только появился особый национальный жанр – «комедия по-итальянски».





далееCollapse )

William Klein: человек с камерой. Part 1.

Широко распространенным является утверждение, что фотографию как искусство в ХХ веке формировали в основном глянцевые журналы, по крайней мере ее техническую сторону, — редакции журналов, производители одежды и парфюмерии традиционно не скупятся на оплату зачастую рискованных экспериментов, предлагаемых фотографами. Не случайно именно в глянцевой фотографии стали известны такие имена, как Хорст П. Хорст, Ирвинг Пенн, Сесиль Битон, Сноудон, Хельмут Ньютон, Ричард Аведон или Сара Мун. Одним из ярчайших представителей этого бомонда фэшн-фотографии стал американец Уильям Кляйн, не считавший моду чем-то существенным, но получивший мировую славу именно благодаря съемкам моды. Судьба Кляйна во многом типична для представителя его фотографического поколения, однако это поколение таково, что чем-то типичным в данном случае является уникальность, как ни парадоксально на первый взгляд это звучит. Люди, создававшие из прикладного по сути занятия новое искусство, попадали в фотографию зачастую совершенно неожиданным для себя образом. Уильям Кляйн не являлся исключением.

Photobucket - Video and Image Hosting

Barbara plus Coffee Filter, Paris 1956

William Klein said of his subject: 'Barbara Mullen was the first model I really related to, because she was a clown; she was really able to laugh at the scene and herself'. Here, Mullen brings fake drama to a most prosaic activity - making coffee.

Photobucket - Video and Image Hosting

Barbara, Over Gadgeted, Does Lips, Paris 1956

William Klein was able to take risks in his fashion photographs because, as he said, 'as long as I showed the clothes, the magazine didn't care what I did'. Here, Barbara Mullen makes a production of applying her lipstick while smoking a cigarette through its long holder. The image is a parody of fashion magazines' obsessions with useless and ridiculously expensive gadgets and nonsensical rituals.

большеCollapse )

Original Fake Exhibition feat. Extreme - Зачем?

Московский Центр Искусств на Неглинной, выставка граффити Original Fake Exhibition, рабочие моменты фотосессии. Редакция Extreme решила наконец показать свои злоб милые лица и устроила шабаш во вполне приличной галерее))) я, как человек новый, могла только вопрошать - ЗАЧЕМ?))
Полный отчёт будет в 12 номере журнала)

Image hosted by Photobucket.com

+2Collapse )
Tags: