Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Manolo Blahnik Drawings



"О, мой дорогой, дорогой, дорогой мальчик! Мне нравятся ваши рисунки, ваше чувство стиля, они просто великолепны! Почему бы вам не делать аксессуары? Займитесь обувью - она у вас замечательно получается». Судьбоносная фраза Дианы Вриланд, лишила, по всей видимости, мир хорошего театрального художника и определила выбор профессии Маноло Бланика. Сейчас мнение Вриланд разделяют практически все женщины, а сам Бланик давно превратился в феномен массовой культуры. Мардж Симпсон щеголяет в его туфлях в  эпизоде «Симпсонов». Обувь Manolo Blahnik полноправный герой второго плана сериала «Секс в большом городе». Как говорила Кэрри Брэдшоу, оказавшись лицом к лицу с грабителем на улице Нью-Йорка: «Сэр, пожалуйста, берите сумочку Fendi, берите кольцо и часы, но только не трогайте мои Manolos!».В 1998 году вице-президент Neiman Marcus призналась, что туфли Маноло - объект не столько желания, сколько поклонения, а визит в его магазин - акт, сродни паломничеству. Мадонне в свою очередь принадлежит едва ли не самая знаменитая цитата на эту тему: «Туфли Manolo Blahnik - как секс, только лучше. Они служат дольше». Сам дизайнер ничуть не отрицает, что его обувь - в значительной степени эротическая история. «Стоит женщине встать на каблуки, как ее походка меняется. Она мгновенно становится сексуальнее». Manolo Blahnik Drawings - альбом с великолепными эскизами самого мастера, позволит проследить эволюцию стиля дизайнера.

    «Мои туфли для тех женщин, которые всегда хотят выглядеть потрясающе. Я не гонюсь за модой. Мои модели существуют вне моды, вне модного контекста. Конечно, они смотрятся стильно на людях, которые их покупают и носят, но сам я никогда не делаю ничего ради того, чтобы быть модным. Моя хитрость в том, чтобы создать продукт, которой неподвластен времени. Эти вещи никогда не будут смотреться безнадежно устаревшими. Главное в моих туфлях – легкость и женственность». -  Маноло Бланик



  
 


Collapse )

Они готовят и рисуют

Если вы любите готовить и умеете рисовать, то вам на сайт They Draw & Cook. Хотя настоящее удовольствие от разглядывания иллюстраций рецептов художников со всего мира можно получить и не обладая ни одним из вышеперечисленных талантов. Причудливые рисунки, обилие рецептов, кулинарная "рулетка" - скучать точно не придется! Основатели коллективного арт-кулинарного блога – Нэйт Падавик (Nate Padavick) и Салли Суинделл (Salli Swindell), брат и сестра, десять лет проработавшие в дизайн-студии Studio CCC. Поиск на сайте устроен не просто по ингредиентам и блюдам, но и с учетом художественного стиля. Можно выбрать, например, рецепты с персонажами, рецепты с красивыми и оригинальными шрифтами,  в стиле модерн, просто забавные, смешные. 











Collapse )

Калиф-Хёрст

В гостях у Гражданина Кейна, в поместье Уильяма Рэндольфа Хёрста.

Посещение начинается с бассейна Нептуна. «Помесь Альгамбры, парижской подземки и уборной во дворце калифа» - в такую словесную форму облек Умберто Эко это местечко. Но Уильям Рэндольф Хёрст не искал высокомерного поощрения европейцев, он жаждал завоевать внимание всего мира. Свет его славы продолжает слепить и сегодняшних посетителей дворца. Гид предлагает экскурсантам присесть на шезлонги, расставленные вокруг бассейна: «Располагайтесь поудобнее, будьте как дома... Вам повезло - сегодня вы гости самого господина Хёрста...» До войны светское общество делилось на две части: тех, кого приглашали во дворец Сан-Симеон, и тех, кто такой привилегии не удостаивался.


Charles Foster Kane - William Randolph Hearst

William Randolph Hearst's Castle, San Simeon, California, 1939


Collapse )

Гений места с Петром Вайлем

Гений места с Петром Вайлем
Документальный цикл (Россия, 2005), 23 серии.
Автор и ведущий Пётр Вайль.
Режиссер Екатерина Вещева.
Оператор Павел Трубников.

«Связь человека с местом его обитания – загадочна, но очевидна. Ведает ею genius loci, гений места, связывающий интеллектуальные, духовные, эмоциональные явления с их материальной средой. Для человека нового времени главные точки приложения и проявляения культурных сил – города. Их облик определяется гением места, и представление об этом – сугубо субъективно… ». Так начинается книга «Гений места» известного писателя, журналиста и путешественника Петра Вайля.







По словам Петра Вайля, когда ему предложили превратить книгу в телесериал, он сначала растерялся и даже испугался. «То, что уже вышло в свет — отрывается от тебя и существует само по себе: ему до тебя нет дела, да и тебе до него, - размышлял Вайль. – Мне никогда не хотелось перечитывать своих уже напечатанных книг. А тут предлагалось на основе книги о разных городах мира, воспринятых через разные культурные фигуры, создать цикл получасовых телепередач. То есть все начать сначала — проехать по тем же местам, воскрешая забытые уже чувства и мысли. Короче, пресловутая река, в которую надо вступить еще раз, что, как учат мудрые древние, невозможно. Это и вызвало растерянность, а напугала перспектива превращать слова в картинки. В книге мне было интересно рассуждать о том, как голландский художник Питер де Хоох всю жизнь соперничал с Вермеером, что произошло с ним, когда он из Дельфта перебрался в Амстердам, и почему в маленькой Голландии XVII века мог быть такой грандиозный перепад: в часе езды от провинциальной патриархальности — космополитическая всемирность. Но как все это показать через три с половиной столетия? Города меняются по-разному. В современных Афинах можно выловить острова античности с подлинным ощущением двадцатипятивековой старины и поместить туда комедии древнегреческого драматурга Аристофана. Но в нынешнем Мадриде, по сути, ничего не осталось от тех времен, когда в новую тогда столицу Испании переехал двор, и здесь работал назначенный в 1623 году придворным живописцем Диего Веласкес. Поэтому "Гений места" мы снимали скорее "по мотивам" книги — иначе и быть не могло. Во время съемок я вдруг понял, что это только кажется, будто ты был тут и раньше, в ту самую реку вступаешь и вступаешь многократно, радостно понимая, как меняется все вокруг, и ты вместе с окружающим: все знакомо, но все заново, сначала. Двадцать три города мира: Европа, Азия, Северная и Южная Америка. И главное — сколько можно узнать: нет, не о мире, а о себе, путешествуя вокруг света».

Collapse )

Ушел из жизни Пётр Вайль

В Праге на 61-м году жизни скончался известный литератор, журналист, главный редактор Русской службы радио "Свобода" Пётр Вайль.

"Пётр Вайль удивительно чувствовал слово, очень любил жизнь, был замечательным путешественником и кулинаром", - сказала аналитик и телеобозреватель радиостанции "Свобода" Анна Качкаева.

"Для многих Петя символизировал современную русскую словесность. А для меня он был, прежде всего, другом, коллегой, с которым мы проработали 15 лет. И еще он был образцом умного, толкового начальника. Он удивительно чувствовал слово и приучал нас получать удовольствие, говоря на хорошем русском языке", - сказала Качкаева.

О начале своей карьеры Вайль вспоминал с улыбкой: "Кроме восьмистиший на день рождения друзей, я не писал ничего вплоть до двадцати пяти лет, когда тоже совершенно случайно, работая пожарным, получил приглашение приятеля-журналиста поработать в рижской газете “Советская молодежь”. Там я впервые начал писать, параллельно обучаясь в Московском полиграфическом институте, на заочном отделении. А в юности меня интересовали только развлечения — больше ничего".

В интервью 2006 года Пётр Вайль говорил о себе: "Я себя сейчас чувствую на двадцать восемь. Как раз в этом возрасте, когда есть легкость на подъем, способность к легкомыслию, с одной стороны, и в то же время зарождающаяся ответственность за собственные поступки, я и уехал из страны. Эмигрировав, поставил себя в ситуацию, когда все надо было решать самому, и это был, конечно, важнейший момент в моей жизни".

"В жизни так случается, что всем любимым, будь это чтение или страстный роман, человек "занимается" неосознанно, - говорил Петр Вайль. - И в какой-то момент наступает период рефлексии, когда он вдруг задумывается: а зачем? Для чего я это делаю? Зачем путешествую? - спросил себя однажды. Я склонен ко всевозможным удовольствиям. Самоограничение - слово не из моего словаря. Меня никогда не привлекало самопознание через аскетизм или изнурительную медитацию. И вдруг до меня дошло... Путешествие и есть отличный, простой, доступный, а главное - увлекательный путь к себе. Ведь, приезжая в различные места, ты смотришь не только на них, но и видишь себя самого. Переносишь себя в иные декорации, в иной антураж и фиксируешь по-новому. Для всякого человека, повидавшего мир, абсолютно очевидно, что в Париже он не такой, как в Токио, а в Буэнос-Айресе совсем другой, нежели в Нью-Йорке.

Collapse )

Orient Express

Этот роман начался в 1928 году в Кале. Она была 37-летней женщиной, усталой и опустошенной. Он был... поездом. Ее звали Агата Кристи. У него же было много названий - «Синий поезд», «Восточный экспресс», «Поезд монархов» и «Король поездов».

 




     Alexander Pawlowitz, 1947







 На склоне лет королева детектива вспоминала: «Я с восторгом вдыхала этот запах серы, так не похожий на запах парохода, немножко маслянистый, легкий, далекий - запах, который меня всегда угнетал, потому что обещал морскую болезнь. А поезд - большой торопливый поезд, шумный, дружеский, со своим пузатым пыхтящим паровозом, выбрасывающим к небу облака пара, как будто говорящий мне: «Надо ехать, надо, надо ехать!» - поезд - это друг. Всю жизнь я мечтала проехаться в «Восточном экспрессе». Часто, направляясь во Францию, Испанию или Италию, я видела его в Кале. И мне всегда хотелось сесть в него. «Симплон - Милан - Белград - Стамбул»...» Но то были лишь мимолетные встречи. А судьбоносное знакомство 1928 года - еще впереди. И до и после леди Кристи множество людей попадались на этот крючок. «Папа» Orient-Express, инженер Жорж Нагельмакерс, умел продавать свой товар.

Collapse )

Номер с историей

Провести ночь в спальне короля? Вам в парижский отель Ritz. Из обширной коллекции легенд об именитых постояльцах, которые словно вчера покинули свои номера,  выбраны три: о главной женщине в моде, о литературном гении, который изобрел самый популярный коктейль, и о короле, который отрекся от престола, чтобы переехать со своей возлюбленной в Ritz.




Coco Chanel Suite


Duke and Duchess of Windsor Suite


Ernest Hemingway Suite

Collapse )

Chelsea Hotel: дом с привидениями

"I remember you well in the Chelsea Hotel,
you were talking so brave and so sweet,
giving me head on the unmade bed,
while the limousines wait in the street.
Those were the reasons and that was New York,
we were running for the money and the flesh.
And that was called love for the workers in song
probably still is for those of them left."

Chelsea Hotel #2. Leonard COHEN

Photobucket

Главное - не остаться здесь навсегда. Изучаем список постояльцев Chelsea - самого странного отеля в мире, где люди задерживаются на всю жизнь.

 Photobucket

Есть места, которым суждено стать выражением духа эпохи. Они кажутся живыми, наделенными волей и, словно магниты, притягивают к себе и живых, и мертвых. В силовых полях этих мест творится обратная сторона истории, в колдовских котлах булькает крепкое варево легенд, а по пустынным коридорам бродят призраки давно ушедших людей и будоражат воображение. Знаменитый на весь мир отель Chelsea - одно из таких мест. Эдит Пиаф, Теннесси Уильямс, Генри Миллер, Джим Морррисон, Дженис Джоплин и Джими Хендрикс спали, любили, жили и пили здесь. Сара Бернар обожала спать в гробу в номере на седьмом этаже. Здесь давал свое первое интервью журналу Rolling Stone Том Уэйтс. В 100-м номере отеля Chelsea ранним утром 11 октября 1978 года героиновый герой и икона панк-рока Сид Вишес обнаружил свою подружку зарезанной в ванной и был арестован по обвинению в ее убийстве, чтобы через несколько месяцев умереть от передозировки - оправданным судом, но не прощенным собою. Так завершилась одна из великих историй любви, но сколько их за сто лет бурной жизни повидал отель Chelsea?

Collapse )

Ou se trouve…Louvre?



«Вы всегда говорили мне о Париже, хотя никогда его не видели, с такой искренней любовью, что мне захотелось показать вам его, точнее — помочь вам вновь обрести Париж, ведь мысленно вы жили в нем долго и, пожалуй, знаете его лучше, чем я. Вы вместе с Квазимодо и Эсмеральдой бродили по старым улицам вокруг Нотр-Дам; вместе с Растиньяком обследовали семейные пансионы, которых теперь уже нет; вместе с ним поднимались к Пер-Лашез и с этого холма бросали вызов распростертому у ваших ног городу; вы сопровождали Дешартра и Терезу Мартен-Беллем в их прогулках вдоль Сены; вы следовали за Жале и Жерфаньоном по кровлям Эколь Нормаль. Карко открыл вам Монмартр, Ромен — Бельвиль, Колетт — Пале-Рояль, Сартр — Монпарнас. Вашими гидами были и художники. Вы любите нежную гладкую Сену Лепина так же, как серо-зеленую бурную Сену Марке. Писсарро заставляет вас наслаждаться переливающимися красками парижской толпы; Бернар-Ламотт — очарованием пустынных улиц и сверкающим после ливня асфальтом. Итак, вы приходите на это свидание с Парижем подготовленной годами ожидания и надежд. И вы не разочаруетесь».

Андре Моруа "Письмо иностранке"

Collapse )

Французская женщина

Хрупкая блондинка с лицом ангела и вечно влажными, будто заплаканными глазами, глубоким голосом и чувственными, готовыми вырваться из фотообъектива губами. В мировой кинематограф пришла строптивым подростком и привнесла в него важный элемент - естественность. От этого фильмы с её участием, будь то карамельная комедия "8 женщин" или американский блокбастер "Миссия невыполнима", заставляют переживать за неё. Не будь Эммануэль актрисой, она бы стала путешественницей: "Я все время ищу, я не притворяюсь, я воображаю себя. Я ощущаю новую свободу, мне нравится рисковать. Тогда я начинаю глубже дышать, лучше жить, отдавать себя". Каждый фильм и каждое интервью - повод к самопознанию. Чего боится Эммануэль Беар? Смерти. Какую еду любит? Лукум. А какой запах ей нравится? Ладана. Любимое слово? Спать. Что-нибудь запретное, что бы ей хотелось сделать? Ничего. Она любит играть по правилам.

 

  

Collapse )